Убийство ребенка в Киеве: выстрел не туда или диагноз правоохранительной системы страны

Убийство ребенка в Киеве: выстрел не туда или диагноз правоохранительной системы страны

1 декабря в Киеве опять стреляли. На перекрестке улиц Льва Толстого и Тарасовской, в результате покушения на бизнесмена и политика Вячеслава Соболева погиб его трехлетний сын. И опять вместо вопроса, как вообще такое могло произойти, общественности предлагают домыслы СМИ и политические теории ЛОМов.

Воскресным вечером в центре столицы отъехавший от дорого ресторана «Марио» автомобиль Range Rover был обстрелян из проезжавшего мимо Lexus. Как стало известно чуть позже, в пострадавшей машине находился бизнесмен и политик Вячеслав Соболев, его супруга и младший сын. Ребенок получил пулевое ранение в голову и скончался в автомобиле «скорой помощи». В столице был объявлен план «Сирена». На сей раз полиция вложилась в первые сутки, в течение которых как считается, шансы на поимку исполнителя наиболее высоки, и к обеду понедельника сообщила о задержании подозреваемых. Над установлением деталей, мотивов и заказчиков преступления работает следствие.

Зато почти сразу преступление «раскрыл» видный деятель «Радикальной партии» Игорь Мосийчук. В своем Телеграмм-канале экс-нардеп сообщил, что покушение связано со старыми «донецкими разборками». Упоминать «донецких» в любом криминальном контексте давно стало «хорошим тоном» в определенных кругах, но на самом деле речь идет о бизнес-конфликтах Соболева в Киеве и других украинских городах. В частности, некоторое время назад потерпевший обвинял экс-судей Виктора Татькова и Артура Емельянова, а также некоего Павла Малика (известного также как Дмитрий Мурахвер) в рейдерском захвате собственности. По данным Мосийчука, по делу о захвате сегодня ведется следствие, ряд фигурантов скрывается за пределами страны и мотивом покушения могла быть месть. «І ось Соболєву прилетіло. Загинула його дитина», — намекает экс-нардеп.

СМИ, подхватившие и дополнившие рассуждения политика, также напоминают, что конфликт у потерпевшего был не только с судьями-рейдерами, но и с однопартийцами самого Мосийчука. В частности, некоторое время назад бизнесмен сообщал о давлении со стороны Дмитрия Линько и подконтрольного ему батальона «Святая Мария», действовавшего в Мариуполе. Также ряд источников напоминает, что сеть супермаркетов «Обжора», основанная Соболевым в Донецке почти 20 лет тому назад, продолжает работать на оккупированных территориях. Сам бизнесмен утверждает, что продал ее еще в 2007 году, но, в зависимости от политических предпочтений изданий, некоторые СМИ связывают покушение на Соболева с тем, что он продолжает вести бизнес в ОРДЛО. Другие — с тем, что собственник пытается вернуть себе контроль над «отжатым» имуществом, что стало причиной конфликта с «влиятельными людьми в Донецке».

С другой стороны, некоторые обозреватели проводят параллель между недавним покушением на Игоря Сало и стрельбой по машине Соболева. Связывают обоих бизнесменов интересы в энергетическом секторе страны. В свое время Соболев возглавлял «Нефтегазсети», был зампредседателя и председателем правления НАК «Нафтогаз Украины». Считается, что после Революции, несмотря на статус депутата всего лишь Киевского облсовета, был близок к Кононенко — представителю Порошенко в энергетике и выполнял функции посредника между командой власти и выходцами из енакиевско-донецкой ФПГ. Кстати, в облсовет он избирался от БПП «Солидарность». Как и Сало, Соболев также имеет серьезные связи в России. Его бывшая (вторая) супруга Светлана Шпигель — дочь известного российского фармацевтического магната Бориса Шпигеля.

В общем, как и в любом происшествии с известным человеком, домыслов и догадок в деле хватает. Увы, в нашей искаженной правовой реальности убийство ребенка в центре столицы рассматривается в первую очередь как повод для хайпа, тиражирования жареных сплетен о родителях жертвы и поисков обязательной политической подоплеки в циничном расстреле. На самом деле, мотив, коммерческий или политический, в резонансных делах для общества уже не главное.

Эксперты, комментируя покушения на Сало и Соболева, говорят о непрофессионализме киллеров. Якобы настоящие «профи» ведут жертву и в первом случае должны были знать, что Сало сел на заднее сиденье, а во втором и вовсе «не могли промахнуться и попасть в ребенка». Но может все проще и дело не в «профнепригодности», которая, впрочем, не спасла спутников обоих потерпевших. Может просто криминогенная обстановка в стране такова, что для столь наглых покушений уже не нужны огромные деньги и некие «элитные заказные убийцы». В стране полно криминального элемента, радикалов с выучкой и социально неадаптированных экс-силовиков, готовых на все. Кстати, просочившаяся в СМИ информация о том, что задержанные по подозрению в убийстве ранее служили в «Правом секторе», это только подтверждает.

В итоге, за «мелкий прайс» в самом центре нашей «европейской» столицы можно расстрелять или подорвать авто и скрыться в неизвестном направлении. О том, что можно творить в регионах и небольших городках, в таком случае, и думать страшно. Полиция в лучшем случае в состоянии задержать исполнителей, но чаще просто разводит руками, как это происходит по целому ряду давно не раскрытых резонансных убийств. Так что Бог с ними, с мотивами, ситуация страшна просто тем, что реальна. В этот раз погиб трехлетний ребенок, завтра в число «побочных жертв» может войти любой из нас.

Наш Telegram канал Наша Facebook группа Предложить новость Оставить комментарий

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о