Можно ли законом побелить преступность «в законе»: международная практика

Можно ли законом побелить преступность «в законе»: международная практика

22 января парламент Армении окончательно принял правки в национальный Уголовный кодекс, предусматривающие жесткие санкции за самоидентификацию с организованной преступностью. Ранее принятые аналогичные законы в Грузии и РФ привели к массовой миграции криминала на постсоветском пространстве. Ждать ли Украине армянских воров, или «турбопринтер» Рады все же успеет сработать на упреждение?

После вступления армянских законодательных правок в силу, само именование себя «вором» или «авторитетом» будет караться тюремным заключением на 7-10 лет. Создание криминальной группы потянет на 5-10 лет для, так сказать, начинающего гражданина, и до 12 лет, если сообщество возглавит лицо, уже связанное с криминалом – тот самый «авторитет» или уже отбывающий наказание преступник. Кроме того, более жестким санкциям будут подвергнуты организаторы банд, работающие в силовых структурах или госаппарате. Наказывать планируют за сам факт принадлежности к «блатному миру», вне зависимости от «успешности» преступной деятельности. За нее по прежнему будет следовать наказание по профильным статьям УК, а новые положения будут добавляться как «вишенка на торте».

Превентивные жесткие меры для тех, кто открыто относит себя к криминальному сообществу ­– далеко не армянское изобретение. Подобные нормы достаточно давно действуют в Италии для борьбы со знаменитой мафией, Японии (легендарные триады) и в других странах. Первой на постсоветском пространстве по этому пути пошла Грузия, где за само звание «вора в законе» полагается срок еще с 2005 года. В 2019 году аналогичный закон был принят в РФ. Каждый из национальных законов имеет собственные нюансы, но цели у них сходы – фрагментирование преступного сообщества, слом криминальных традиций и клановой преемственности, изоляция или выдавливание из страны наиболее авторитетных преступников.

Эффективность последнего лучше всего видна как раз соседним странам, не имеющих должного законодательного барьера и правоохранительного «иммунитета». В первую очередь, Украине, которая в последние годы стала крайне удобной территорией для миграции криминала. Как подсчитал в прошлом году бывший заместитель главы Нацполиции Вячеслав Аброськин, в стране открыто находится не менее 15 «воров в законе». В число этой «элиты» входят как местные преступные деятели, так и те, кто вынужденно переселился в Украину во избежание репрессий на Родине. Если учесть, что «короля делает свита», а при каждом «воре» действует собственный «аппарат» приближенных, то речь идет о сотнях, если не тысячах, уголовниках, осевших в нашей стране после грузинских реформ, к которым постепенно присоединяются «переселенцы» из РФ. Теперь к этому «антиворовскому клубу стран» присоединился и официальный Ереван, и вполне можно ожидать усиления миграционного потока криминала. Вопрос в том, чем будем встречать?

В Украине введение отдельного наказания для открытых представителей преступного мира обсуждается с 2016 года, но по состоянию на январь 2020-го воз и ныне там. Последний раз к теме возвращались в декабре 2019-го, после подачи профильного законопроекта в Раду уже президентом Зеленским. В отличие от множества других «зеленых» законодательных актов, правки в УК в режим «турбопринтера» не попали и пока в сессионный зал не вносились. Но судя по развернувшейся дискуссии в СМИ, вторая попытка ввести в уголовное законодательство антиворовские нормы станет серьезной «проверкой на вшивость» для «Слуг народа». Во-первых, как отмечают некоторые эксперты, в 2016-ом голосование тогдашней коалиции было банально куплено воровским лобби – по сообщениям источников «Страна.ua», на подкуп депутатов скидывались все крупные криминальные авторитеты, и в сумме ушло около миллиона долларов. Насколько велико влияние преступного сообщества на новый состав парламента открыто судить пока никто из специалистов не берется, но в том, что оно есть, мало кто сомневается, а найти еще миллион-другой ради спокойной жизни украинский преступный мир точно сможет. Во-вторых, как отмечал тот же Аброськин, современные ОПГ давно интегрированы в бизнес, а в последние годы активно проталкивают своих ставленников в институты государственной власти в Киеве и на местах. «С ними нужно бороться уже немедленно, потому что они проникают во все государственные учреждения, крупные энергетические и медийные компании, правоохранительные и судебные органы нашей страны», — заявлял эксперт еще год назад. В-третьих, при желании «антиворовские» правки легко могут заблокировать, пользуясь нестыковками в законодательной базе. «Забраковать статью может Конституционный суд, если будет представление, — пояснял в СМИ адвокат Александр Сирота. — «Вор в законе» — это человек, который уже отбыл срок за преступления. Наказывать за одно только название и мифическую «корону» противоречит правам человека».

С другой стороны, по данным некоторых источников, в принятии таких правок негласно заинтересованы западные партнеры, в первую очередь из Европы, в которую благодаря безвизу с нашей территории благополучно пробирается постсоветский криминал. Кроме того, если «Народный фронт» Яценюка и БПП Порошенко, будучи властной коалицией, де-факто были политическими противниками почти всю каденцию прошлого парламента, то нынешний состав Рады имеет монобольшинство, которое, теоретически, обязано поддержать законопроект своего президента. Так что наблюдать за судьбой антиворовского законопроекта №2513, будет интересно не только с законодательной, но и с внутриполитической точки зрения. Главное, чтобы пока наши депутаты будут думать о балансе личных и государственных интересов в столь щекотливом вопросе, в Украине не успели образоваться еще какие-нибудь криминальные диаспоры.

Наш Telegram канал Наша Facebook группа Предложить новость Оставить комментарий
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments