Что сказал Штанмайер?

Что сказал Штанмайер?

Киев 6 октября снова погрузился в протесты. Радикалы и политики с приставкой «экс» вывели на площадь несколько тысяч человек. Протестующие выступили против разведения сил на линии разграничения и условий так называемой «формулы Штайнмайера». Нацкорпус пошумел, Правый сектор покричал оскорбления в окна президентского кабинета, «Голос» спел. Разошлись без столкновений и почти мирно, но обещали вернуться. Пока действия «попередныкив» особых перспектив не имеют, но репутационные и, как следствие, политические риски для «зеленой команды» очевидны. И создают их вовсе не противники «капитуляции».

Ключевая проблема новой власти, как подмечает целый ряд блогеров и политобозревателей, де-факто в том, что власть уже утрачивает статус новой, кресла давно распределены и обжиты, а воз социальных, экономических, внутренних и внешнеполитических проблем остается на месте. Новые лица оказались не новы, целый ряд одиозных чиновников сохранил теплые места в новой команде, а вместо решительных действий и обещанных приговоров официальный Киев юлит между собственными предвыборными тезисами и набившей оскомину риторикой Порошенко.

С одной стороны, очевидна и даже понятна техническая и квалификационная неготовность Зеленского и «Слуг народа» разрушать систему до основания и строить нечто концептуально новое с нуля. С другой, небывалый мандат доверия требует от президента и Ко быстрых и наглядных результатов хотя бы на одном фронте. Заявления подчиненных Зе о сохранении всех «достижений» предыдущей власти, в виде растущих тарифов, углубления медреформы, и в других аспектах, против которых голосовала значительная часть населения, рейтинг власти убивают быстрее и качественнее, чем любые уличные протесты. Формула Штанмайера, на самом деле, тоже часть наследства, только не прошлого украинского режима, а прошлой команды европейских партнеров-переговорщиков. Ее автор ранее представлял Германию в переговорах на уровне ОБСЕ, ЕС и ООН, а нынче избран президентом ФРГ.

«Формула Штайнмайера» (коллаж от nv.ua)

Сама формула пылилась без дела в архивах с 2016 года и была извлечена на свет божий после смены украинской власти и попытки киевских и европейских политиков перезапустить мирный процесс в Донбассе. Несмотря на поднятый в Сети и на майдане хайп, ничего сверхнового старый дипломат не предложил. Напомним, «Минские соглашения» Украина подписывала с подачи предыдущего украинского Гаранта и уличных протестов никто не собирал. Более того, документ утвержден резолюцией Совбеза ООН и публичный отказ Киева от его выполнения чреват значительным снижением международной поддержки. Сама «формула» всего лишь расшифровывает пару пунктов «Минска», касающихся законодательного обеспечения будущих выборов на неподконтрольных территориях. Подчеркнем, именно украинского законодательного обеспечения, которое позволит говорить о возврате Донбасса в украинское правовое поле. Именно это подписал представитель Киева Леонид Кучма 1 октября в Минске. Как теперь уверяет некоторая часть общества, подписал зря, ошибочно, и даже во вред интересам страны. Стоило ли Зе так рисковать и спешно подписывать документ одного из предшественников?

На практике риски, озвученные радикалами и порохоботами, далеки от реальности, как впрочем, и вероятность реализации этой или иной формулы урегулирования в обозримом будущем. Ее опасность, скорее, носит внутриполитический характер и закладывает под команду Зе несколько глубинных проблем.

Первая — «наследственная». Со спешной активизацией внешнеполитического процесса урегулирования конфликта новые власти, похоже, оказались в той же ловушке, что и в отношениях с США и МВФ. Для первых мы уже стали фактором предвыборной борьбы, и скорее всего, окажемся в центре еще не одного скандала, вторые прямо запретили Раде расследовать предыдущую деятельность НБУ. С «формулой Штанмайера» получилось почти так же — новая власть подписала документ, без особых правок и попыток пересмотреть идеи трехлетней давности.

Вторая — отсутствие собственного видения. Помимо общих заявлений о стремлении к миру, ни президентский Офис, ни мегакоалиция в Раде, очевидно, не имеют ни малейшего понимания, как решать проблему Донбасса на практике. Более того, противоречивые тезисы «зеленой команды» вызывают сомнения, что власти вообще ищут пути преодоления политического раскола в украинском обществе. А судя по представленной премьером Гончаруком программе действий правительства, такого понимания нет даже в куда менее запущенных проблемах в экономике и социальной сфере. По сути, за полгода после президентских выборов не была представлена концепция общественного диалога и развития страны. На этом фоне «формулам Штанмайера» или любой другой документ не может быть адекватно оценен — невозможно оценивать предпринимаемые шаги, если направление не задано. 

Третья — мягкотелость. Несмотря на значительный опыт публичности, президент Зеленский и его ближайшее окружение пока не усвоили базового принципа политики — проявлять слабость на публике недопустимо. Если власть, все еще имеющая колоссальную поддержку, не готова отстаивать собственные решения и принуждать оппонентов к ведению диалога исключительно в политическом и правовом русле, ее дни на вершине не будут длительны. Не столь важно, сколько именно людей собралось в воскресенье на майдане -15, 10 или 5 тысяч. Они точно выражают мнение меньшинства украинцев и представляют партии, разгромно проигравшие выборы. Но команда Зеленского смогла только беззубо потролить радикалов в соцсетях, фактически, передав новостную и политическую повестку антикапиталяционному майдану имени Порошенко.

Кстати, согласованное при международном посредничестве разведение сил на участках линии соприкосновения на следующий день благополучно сорвали, что, во-первых, подтверждает чрезмерную лояльность «зеленых» к радикальному элементу, во-вторых, подчеркивает несущественность «формулы Штанмайера» для урегулирования в Донбассе — такими темпами до ее воплощения дело все равно при жизни нашего поколения не дойдет.

(фото© BBC)

Означает ли это, что Зеленский  промахнулся? Не факт. «Формула» как минимум демонстрирует конструктивность позиций украинской стороны, от чего наши западные партнеры при Порошенко давно отвыкли. Еще раз подчеркнем, что сам по себе документ мало что означает, но его подписание разблокирует работу «нормандского формата» — переговорной площадки между Россией с одной стороны, и Францией, Германией и Украиной с другой. Последняя встреча на высшем уровне состоялась еще в 2016 году. После на встречах неоднократно настаивал Киев, но без каких-либо новых тезисов от переговоров отказывалась не только Москва, но и Париж с Берлином. И если Зеленский сможет оживить эту дискуссию, международному положению Украины это, безусловно, пойдет на пользу.

Кроме того, наметившиеся нотки разочарования в президенте многие поясняют именно тем, что не видят воплощения предвыборных обещаний. Обещание мира было одним из главных в программе кандидата Зеленского и то, что президент Зеленский делает шаг к их выполнению — жирный плюс, который обязаны использовать пиарщики Офиса. Как минимум до тех пор, пока молодая команда не оперится достаточно, чтобы представить собственную концепцию развития страны не только в смартфоне, а на всех уровнях. Ну и не наберется храбрости указать оппонентам на их скромную нишу в украинской политике, как это уже сделало население.

Наш Telegram канал Наша Facebook группа Предложить новость Оставить комментарий
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments